Category: путешествия

“К берегам Антарктиды и Арктики” в Инженерном замке

Иногда я задумываюсь о своей идентичности. Кто я: убогий чухонец, житель северных широт, недоделанный европеец, сдержанный и холодный?..

Но умиротворённость и спокойствие полярных льдов, как выяснилось, действуют на меня завораживающе. Вечную мерзлоту, айсберги и бескрайние, пугающие бесконечностью просторы Новой Земли не так часто увидишь в живописи, тем более в таком количестве в одном месте. Есть в них что-то необычное и притягательное. Это как глубокий медленный вдох после учащённого, сбившегося дыхания.

Collapse )

Константин Сомов в Михайловском замке. К 150-летию художника

Что-то поломалось в Датском королевстве, если даже на выставку Сомова стоит очередь. В дни сомнений, в дни тягостных раздумий спасти может только красота, и, интуитивно и бессознательно это чувствуя, люди тянутся к прекрасному. Тем более, в этом ноябрьском непроходящем полумраке. Тем более живущие в этом городе.




“Охранная грамота”

Я прочитала “Доктора Живаго” в школе. Он застал меня врасплох, перевернул мои представления о Пастернаке, опрокинул сложившееся восприятие литературного процесса, сразу же оставил дикое, непреодолимое желание перечитать.

После второго раза в сознании появился тихий, спокойный, домашний, уютный, знакомый, любимый закуток, прочно занятый “Доктором Живаго”. Но постепенно границы размывались, краски тускнели, сюжет заволакивался образами, и от внушительного романа осталось двадцать пять стихотворений, не потерявших своей первозданной прелести. Я люблю роман по-прежнему, как любят первую любовь, но восхищаюсь только стихами.

Мне попался “Отмытый роман” Ивана Толстого, я нашла “Новые факты и находки”. Оставляя в стороне вопрос о русском издании, Нобелевской премии и американской разведке, я задумалась над тем, что не читала ни “Детства Люверс”, ни “Охранной грамоты”. Она кажется мне много прекраснее поздней прозы.

Венеция, Марбург и даже Милан заворожили меня, как и ослепительная комета Маяковского в конце, как и прощание с музыкой вначале, как студенческие годы и философские метанья, как свободное путешествие по Европе, которое трудно вообразить иначе чем сказкой.

Collapse )

Милан Кундера. “Бессмертие”


“Это огромное счастье, что до сих пор войны затевали только мужчины. Если бы их вели женщины, в своей жестокости они были бы до того последовательны. что нынче на земном шаре не осталось бы ни одного человека”.


Второе предложение, по-моему, лишнее. Не только ничего не добавляет, но и снижает ценность первого, растворяет, размывает его точность.

Бессмертие

Collapse )

“Том Сойер” в “Мастерской”. 20 марта 2016

В «Мастерскую» мы собирались давно, но визит откладывался: всё время что-то мешало.

Со зданием связано много разных воспоминаний. Еще в бытность там театра «Буфф» в Зеркальной гостиной отмечали школьный выпускной. И, кажется, этим мое знакомство с театром тогда ограничилось. А после одного не слишком приятного путешествия даже упоминание «Буффа» вскользь приводит меня в бешенство. Поэтому театральное переселение я восприняла чуть ли ни как личную победу.

Сойер

Collapse )

“Манон Леско” из Мет. 5 марта 2016

С трансляции прошло почти три недели, и ничем особенным она не впечатлила - только моим переоткрытием Роберто Аланьи, о котором я и хочу написать.

Scan_20160323

Collapse )

“Парадный Петербург”. 30 марта 2014

Благодаря энтузиазму моей подруги нам с Никитой в руки попала удивительная познавательно-развлекательная штука, благодаря которой в воскресенье мы смогли целых 3 часа бродить по городу без остановки, забыв о еде, питье и тепле, несмотря на довольно холодный и пронзительный ветер при солнечной погоде, и даже взобрались на колоннаду Исаакиевского собора.

Collapse )

Сезон дождей в колониальной Африке. Сафари с Салазаром

Четвёртая и последняя часть наших приключений на островах Зелёного Мыса, в которой мы благополучно возвращаемся на Большую землю.

В предыдущих частях:

Море и солнце в Кабо-Верде.

Муссон и буря в Кабо-Верде.

Деревенская жизнь в Кабо-Верде.


За пятнадцать минут до назначенного для отъезда времени за нами приехала Toyota Hilux с темнокожим водителем по имени Салазар и двумя попутчиками – молодой португальской парой, в которой молодой человек, как выяснилось позже, на наше счастье говорил по-английски.


Collapse )

Сезон дождей в колониальной Африке. Будни туристов

Очередное продолжение рассказа о наших приключениях на островах Зелёного Мыса.

В предыдущих частях:

Море и солнце в Кабо-Верде.

Муссон и буря в Кабо-Верде.


Узнав о том, что мост, соединяющий Sal Rei с аэропортом, разрушен, на следующий же день мы отправились в местное представительство турфирмы выяснить, предстоит ли нам тоже добираться туда в день вылета на лодках, повлечёт ли это дополнительные издержки с нашей стороны и как вообще всё будет организовано.

В турфирме нас заверили, что ни на каких лодках мы не поплывём, а в аэропорт есть другой, объездной путь, который занимает больше времени (40 минут вместо 10), но позволяет добраться туда на автомобиле. И назначили время выезда из гостевого домика – за 2 часа до рейса. Успокоенные тем, что плыть никуда ни на чём нам не придётся, мы вернулись к обычному для отпуска течению жизни, к наслаждению морем и солнцем (несмотря на полтора дня непогоды, купались мы каждый день, потому что между ливневыми муссонами и грозой можно было выкроить полтора-два часа).


Collapse )

В здании музыкальной школы есть муниципальная библиотека, а напротив - суд и церковь. В деревне также есть школа, детский сад и больница. И ещё нас поразило, что на каждом перекрёстке висят дорожные знаки («поворот только налево», или «поворот направо запрещён», или «уступи дорогу» и т.д.).

Музыкальная школа в Sal Rei.

K1024_DSC02795

Один раз мы прогулялись за пределы деревни на побережье, вдоль которого сейчас строится полоса апартаментов и отелей (к слову сказать, недвижимость там продаётся совсем недёшево: за апартаменты с одной спальней просят 70-120 тыс.евро). Возможно, когда-нибудь Боавшита станет чем-то вроде сегодняшней Хургады, круглогодичным курортом (если говорить о климате, море и солнце, то в Кабо-Верде они лучше, чем на египетском Красном море), но ждать придётся долго. Думаю, лет двадцать-тридцать.

Сейчас (и это единственная полностью европейская вещь на острове) в воскресенье деревня просто вымирает: банки и банкоматы не работают, денег нигде не поменять (на местные эскудо, хотя, надо отдать должное, на острове принимаются евро) и не снять (снимать в банкоматах, впрочем, страшно и в друге дни: ввиду перебоев с электричеством карточка вполне может не выехать обратно), единичные бары, рестораны и магазины закрыты. Что-то купить можно только в мини-маркетах, которые содержат китайцы, которые почему-то ни слова не говорят по-английски.

Где работают, как и сколько зарабатывают жители острова (равно как и других островов архипелага), я, экономист по образованию, по правде говоря, совершенно не представляю. Понимаю, что часть работает в обслуге больших клубных отелей, но что делают остальные, не поддаётся ни малейшему представлению. Остров абсолютно пустынный: есть настоящая пустыня с барханами, есть оазисы, есть дюны, есть типа горы, а есть долины с распознаваемой растительностью. Условия для развития сельского хозяйства есть (если даже просто собирать ту дождевую воду, которая нескончаемым потоком льётся в сезон дождей, можно вполне наладить и водоснабжение, с которым сейчас на острове большие проблемы, и полив), но, по-моему, местные жители предпочитают сидеть весь день перед домом на улице и ничегошеньки не делать.

Число туристов на всех островах невелико: доходы от туризма в Кабо-Верде составляют порядка 3 млн.евро в год. В основном туда приезжают португальцы (по старой колониальной привычке, по всей видимости), немцы, итальянцы (из Милана есть прямые рейсы) и куча британцев (прямые рейсы летают из Лондона, Манчестера, Бирмингема, Глазго и, возможно, из каких-то других городов Объединённого Королевства). Европейской Ойкуменой для местных жителей является Польша: о сущестовании России они либо не подозревают совсем, либо очень слабо представляют себе, что это за страна и где она находится. Чего не скажешь о нашем хозяине Криштиану: у нас в номере лежал огромный альбом "Поль Гоген и русский авангард" на итальянском языке; среди авторов - Пиотровский, Антонова и другие.

Как ни прекрасно бездельничать и болтаться по пустынным улицам Sal Rei по пути на море и обратно, на ужин - и обратно, настало время возвращаться. Можно сказать, почти домой, - в Лиссабон (который именно так после африканских приключений воспринимался, хотя и сейчас, уже по возвращении домой, воспринимается почти так же).

Ровно в десять утра у дверей нашего Migrante ждали одна из многочисленных на острове Toyota Hilux и водитель с красноречивым и многообещающим именем Салазар.

(В заключительной части – Сафари с Салазаром).