Kcenya Hvostova (hvostova) wrote,
Kcenya Hvostova
hvostova

Category:
  • Mood:

Светлана Алексиевич. “Время секонд-хенд”

Я, возможно, так и не собралась бы написать об этой книге, если бы случайно не узнала с удивлением из одной дискуссии в ЖЖ, что многие воспринимают её как намеренно, до неправдоподобия сгущённую автором чернуху о советском и постсоветском, как «коллекцию ужасов». И поскольку я считаю, что «Время секонд-хенд» - совсем про другое и для другого, я пишу.

Время секонд-хенд

Для меня книга Светланы Алексиевич – последняя и окончательная попытка разобраться со своим отношением к СССР. Точнее, разобралась я с ним давно – я убеждённый антисоветчик, - а это была последняя системная попытка вдумчиво послушать и воспринять аргументацию противоположной стороны. Увы, безуспешная: несмотря на то, что большая часть героев ностальгирует по советскому, причем даже из тех, кто с воодушевлением принял события 1991 года, и приводит разнообразные и многочисленные аргументы за, ни один из них не является для меня достаточно убедительным для того, чтобы просто понять защитников СССР. Уже не говоря – перейти на их сторону, хотя бы с оговорками. Все доводы – от кажущейся просто невероятной зашоренности глаз и промытости мозгов («Это была общность, пусть животная, пусть тараканья, но меня так воспитали»), от напрочь искорёженной системы ценностей («Ты не знаешь, что такое – папа?» - спросила меня вечером Валя Кнорина. Я не знала. И она тоже»), от тотальной косности мышления и неспособности увидеть элементарные причинно-следственные связи. От нежелания не то что думать – просто задуматься («…Не важно, верил я в это или нет. Может, и верил? Скорее не задумывался»).

Я не могу этого принять (что не означает автоматического принятия происходящего сейчас). Сегодняшнее – тоже во многом последствие глубоко укоренившейся советской идеологии и искалеченного ей сознания. Время секонд-хенд. Хождение по кругу. «Все идеи, слова – всё с чужого плеча, как будто вчерашнее, ношенное». Больше всего из этого хочется вырываться, в этом невозможно дышать, этим невыносимо жить. И странно, что в книге Светланы Алексиевич видят совсем другое.

P.S. «Мы люди беды и страданий». «У нас нет культуры счастья, радостной жизни». «У нас не было такой жизни – откуда же взяться такой литературе, такому кино? Страдания, борьба и война – опыт нашей жизни и нашего искусства». Я подумала об Андрее Платонове, который так потрясающе умел писать о счастье.

Tags: Алексиевич, Время секонд-хенд, литература
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments