Kcenya Hvostova (hvostova) wrote,
Kcenya Hvostova
hvostova

  • Mood:

Й. Кауфманн в Большом зале Филармонии. 15 декабря 2014

Опера – это театр, искусство синтетическое, и музыка в нём – лишь один из элементов, возможно, не самый главный. Для меня – самый, и если с ней всё хорошо, я не обращаю внимание на остальное (сюжет, драматургия, мизансцены, декорации, внешний вид героев неважны, лишь бы не мешали и не напрягали). Но не возьмусь утверждать, что такая точка зрения – единственная. Да и у меня иногда бывает, что недостатки музыкальной части с лихвой компенсируются чем-то другим.

Возможно даже, что оперный певец – это не музыкант, и его основная задача состоит в том, чтобы создать убедительный театральный образ, используя пение лишь как одно из средств выразительности.

Совсем другое дело – камерная музыка. Здесь не может быть никаких компенсаций. Музыкальность певца – как на ладони. Он либо создаёт вокальное музыкальное произведение, которое слушаешь с наслаждением, либо нет, используя при этом исключительно музыкальные средства и приёмы, демонстрируя их понимание и уровень владения ими.

В этой разнице, по всей видимости, рождается парадокс, заключающийся в том, что оперный певец может быть хорошим музыкантом, а может – и не быть. Равно как и камерные певцы не всегда столь же убедительны в оперных спектаклях. Бывают и совпадения, но их число со временем, мне кажется, неумолимо сокращается. Каждому – своё, но мои глаза всё больше закрываются, уступая восприятие ушам. Поэтому я выбираю музыку и в опере, и в музыке. Я выбираю музыкантов, к которым, без сомнения…

Kaufmann

Сложнейшая двухчасовая программа из вокальных произведений Шумана, Вагнера и Листа и четыре биса, несмотря на то, что певец был уставшим и не совсем здоровым. Разве важны случайные огрехи (а что, в живом концерте их у кого-то не бывает?) и некоторая скованность в начале концерта, если у Йонаса прекрасное чувство стиля, настроения, фразы, слова, тонкость, точность, аккуратность и целостность в исполнении? Целостность не только на уровне отдельных песен – на уровне цикла, на уровне композитора, на уровне истории европейской музыки. И всё это прекрасно слышно с первых слов: слышно образованного, глубокого, щедро одарённого музыканта!

Которому повезло встретиться и творить с не менее одарённым Хельмутом Дойчем: их дуэт представляет собой неизмеримо большее, чем сумма певца и аккомпаниатора. Это единое музыкальное сознание, которое естественно и легко воплощается в исполняемых произведениях.

Из трёх представленных композиторов я больше других люблю и знаю Шумана, люблю, но не слишком хорошо знаю Листа, и у меня трудные отношения с Вагнером. Но в этой программе хотелось, чтобы никогда не заканчивались ни Лист, ни даже Вагнер, а “Любовь поэта”, исполненная практически без пауз между песнями, подарила ощущение бесконечно длящегося счастья.

И ещё мне подумалось, что такой нежности, такой пронзительности, такой чувственности, как в этих немецких песнях, я не слышала ни на каком другом языке.

И уж точно, что бы ни пел Кауфманн, я пойду его слушать. И камерную музыку с гораздо большей готовностью, чем оперную.

P.S. Я продолжаю чувствовать себя не в своей тарелке среди филармонической публики.

P.P.S. Выбрать несколько песен для поста с имеющихся у меня альбомов песен Рихарда Штрауса, “Зимнего пути” и “Прекрасной мельничихи” оказалось совершенно непосильной задачей.



Tags: kaufmann, liszt, schumann, wagner, Вагнер, Кауфманн, Лист, Шуман, классика, музыка, филармония
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments