Kcenya Hvostova (hvostova) wrote,
Kcenya Hvostova
hvostova

  • Mood:

“Сердце на ладони” К. Занусси в “Закрытом показе”. 04 августа 2013


“Хряпнем дубиной русской классики по ржавым вилкам постмодернизма”.

(Недословное цитирование Александра Гордона)


Я, признаться, довольно откровенно и неприкрыто симпатизирую постмодернизму. По крайней мере, в литературе и частично в кино. Но без абсолютизма: я, например, не люблю Пелевина и скорее не люблю Сорокина. Люблю Фаулза и Барта.

Я скорее симпатизирую “черному юмору”. По крайней мере, в литературе и частично в кино. Но без абсолютизма: я люблю Барта и Воннегута, но равнодушна ко многим фильмам Тарантино.

И да: в мире есть добро и зло, правда и ложь, и совсем не все относительно. И не любые ошибки исправляются, и не всегда и не над всем можно смеяться. И я очень люблю Достоевского.

Сердце на ладони

Возможно, стоит начать с конца, но озвученный в заключении программы посыл неприятия и борьбы с постмодернизмом (насколько успешной и удавшейся, второй вопрос) Кшиштофа Занусси в некотором смысле изменил мое отношение пусть не к фильму, но к событию показа фильма в "Закрытом показе". Этот тот случай, когда очень хорошо, что режиссёр представлял, что он хочет сказать, и поделился своими мыслями со зрителями. По крайней мере, я поняла: ему просто не удалось решить ту задачу, которую он перед собой ставил. И именно эта неудача оправдывает фильм.

В результате использования постмодернистских приёмов, стилистики, абстрагированных персонажей возникло полное ощущение, что фильм Кшиштофа Занусси – это тоже такой вселенский стёб над – чем? – конечно же, над жизнью и смертью (над всем остальным уже не круто и не модно). Только с невыразительным, неоригинальным и вообще плохо проработанным финалом, который, по логике развития фильма, должен был доказать, что никто никак не меняется, даже побывав на том свете. И после иллюзии – всё то же – дьявольщина героя Богдана Ступки и инфантилизм героя Марека Куделко. А если уж фильм – развенчание чокнутых и беспринципных постмодернистов, то снимать надо было такой финал, который до такой степени шарахнул бы по голове, чтобы ни намёка, ни тени желания заикнуться о том, что это “чёрная комедия”, не осталось.

Но ни того, ни другого финала не случилось (я бы, кстати, приняла любой), а Casta Diva меня окончательно добила.

Зато совершенно, потрясающе очаровательный Анджело в исполнении Шимона Бобровски. Уж про Богдана Ступку и говорить нечего… И смотрела я фильм с удовольствием, большую его часть, ровно до того момента, как автомобиль с Анджело улетел с дороги.


Почему-то именно в этой программе меня доконала глупость высказывавшейся “простой” публики. Конечно, зрители в студии всегда умом не блещут, но на этот раз, мне показалось, превзошли сами себя. Неужели в студии никогда не бывает некиношных зрителей, способных сказать что-то разумное, глубокое и по делу?.. И вообще, с каких это пор утверждение “я не поняла” (“я не понял” или безличное “непонятно”) является синонимом “плохо”? (Впрочем, этим обычно представители присутствующего на программе “киношного” сообщества ещё больше грешат).

Какого, спрашивается, хрена?!

“Я не понял” и даже “непонятно”, – это тебя, чёрт возьми, характеризует.

P.S. За период, что я не писала о “Закрытом показе”, я ещё посмотрела “Парня с Марса”, “Цезарь должен умереть” и “Другое небо”. И не могу сказать, что мне есть что сказать, хотя фильм братьев Тавиани понравился.

Tags: Бобровски, Гордон, Закрытый показ, Занусси, Сердце на ладони, Ступка, кино, постмодернизм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments