?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Синяя кровьРоман о героине не нашего времени, потому что в нашем времени – увы! – героев всё меньше и меньше, а таких, способных выстоять не на войне, не в экстремальных условиях, а в неспешном течении жизни, кажется, не осталось совсем.

Роман о такой своеобразной “аристократии духа”, которую ничем не сломить, которая ни при каких условиях не желает считать себя потерпевшей, превращать себя в жертву (неважно чего: судьбы, времени или власти) и сдаваться. Не желает не то что сдаваться, а даже просто – сгибать колени.


Ида Змойро, выведенная в романе в качестве главной героини актриса, прототипом которой стал Валентина Караваева, – пример неподдельного и практически ни в какие времена недосягаемого героизма в ежедневной жизни, в которой есть место не только для громких событий, но и для повседневной, утомительной, однообразной рутины, которая в тысячу раз тяжелее переживается, чем любой кратковременный сильный шок. Остаться после него человеком – ещё можно, а вот не раствориться и не захиреть в самом что на на есть обыденном быту – это истинная сила духа, это талант. Это мужество – жить, не имея надежды на лучшее впереди, жить, понимая, что лучшее – в прошлом, жить, просто потому что так велит чувство долга, и ты не можешь его предать.

“От счастья толстеют”, – бесподобная и беспощадная по отношению к себе сентенция Иды: она не позволяет себя жалеть или считать обездоленной и доказывает своим примером, что несчастье – ещё не повод не держать высоко голову и не сохранять величественную осанку.

“Синяя кровь” – герои со стальным стержнем внутри, который не гнётся и не ломается ни при каких условиях, они осознают себя в жизненном пространстве, как бы дистанцируясь от себя и смотря на себя со стороны, к тому же честно во всём себе признаваясь (“Я не корова, убеждения могу и поменять”), достигают головокружительного успеха и головокружительно же падают вниз, погружаются в бурю страстей, выползают из-под их обломков и живут, живут, живут, принимая в своей жизни все до последнего решения, оставаясь не просто Человеком, но – самим собой.

Эстетика романа поначалу казалась мне несколько надуманной и не моей, но уже со второй трети все детали вроде Пьяницы Люминия, “Хайдарабада” или голубок стали казаться мне само собой разумеющимися и совершенно естественными, и в этом не выдуманном, но чуть более вольно, чем обычно, дышащем художественном пространстве яснее, отчётливее проступает то, что в случае предельного реализма могло бы потеряться, размазаться, могло бы быть пропущено мимо глаз. И именно из этой чётко прописанной судьбы Иды Змойро в немного запредельном мире рождается восхищение, которое долго после романа не отпускает, не отпускает и до сих пор. Иде Змойро безусловно хочется подражать, но понимаешь, что все попытки бессмысленны, ибо это – недосягаемая, абсолютная при всей своей человечности и неидеальности высота.


Profile

hvostova
Kcenya Hvostova

Latest Month

October 2018
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by chasethestars