January 13th, 2016

Пушкин и Шаламов

Никита в школе долго проходил Пушкина: читал и рисовал (в меру более чем скромных изобразительных способностей) сказки, учил стихотворения, отрывки из «Евгения Онегина». Им рассказывали про Арину Родионовну, про ссылку в Михайловское, про последнюю квартиру в Петербурге, про Чёрную речку, Геккерена, Дантеса и дуэль. В первые же выходные Никита вытащил меня на Мойку, 12.

Пушкин и ШаламовНаша попытка не увенчалась успехом: музей в ту субботу закрылся на час раньше положенного, и мы опоздали к последней экскурсии. Через неделю приехали заранее. Мрачноватый октябрьский сумрак, тусклым вечером проникавший в комнаты на первом этаже, отозвался давно знакомой и потерянной в суете и беготне взрослой жизни пустотой этой вдруг, как будто только что, овдовевшей квартиры. Которая остро и болезненно ощущается и сейчас, спустя почти двести лет.



«Мы становимся взрослыми, признавая несравненное величие Пушкина».


Эта простая истина совершенно поразила моё воображение своей очевидностью и точностью.

Collapse )