Kcenya Hvostova (hvostova) wrote,
Kcenya Hvostova
hvostova

Category:
  • Mood:

Pierre-Laurent Aimard в КЗ Мариинки. 17 октября 2017

На этот концерт стоило сходить ради биса: такой дерзкой пощёчины публике я ещё не слышала. Половина зала ушла после непродолжительных аплодисментов, но решила вернуться, услышав, что пианист играет бис. Зашли снова, прошуршали на свои места, уселись, а тут – такое! Было очень смешно смотреть на недоумевающую и не слишком воспитанную публику. Зато уж после Passione sine nomine Куртага не хлопнули ни разу от греха подальше. Быстренько разбежались. Хороший способ разогнать неугомонных слушателей.

Я вышла из концертного зала в превосходном расположении духа, несмотря на этюды Дебюсси, к которому скорее равнодушна, и невразумительный “Хаммерклавир”.

На концерте Пьера-Лорана Эмара я оказалась скорее из любопытства, не ожидая услышать выдающегося Бетховена. Первое отделение, состоявшее из двенадцати этюдов Клода Дебюсси, создало вполне умиротворённое настроение. Сосед слева даже сладко похрапывал время от времени (надо ли говорить, что особенно громко это получалось у него либо на piano, либо вообще в перерывах между этюдами).

В 29-й сонате Бетховена все слабости Эмара вылезли длинными заячьими ушами из-под крышки рояля. “Хаммерклавир” для него, видимо, слишком велика: просто не помещается в сознании, и поэтому композиционно не выстроена, разваливается на куски и фрагменты, в которых акценты, фразы и контрасты (которых, кстати, и не слышно было совсем) хаотичны и случайны. Сложилось впечатление, что пианист просто не понимает, что и о чём он играет. И по нотам к тому же, что совсем уж странно.

Звук неглубокий, резкий и довольно однообразный. Это раздражает на forte, а в лирических моментах Эмару катастрофически не хватает мягкости и сентиментальности. Возможно, в более коротких сонатах это было бы не так заметно и утомительно, но в длинной двадцать девятой к концу изрядно поднадоело.

Иногда возникало ощущение какого-то звукового беспорядка, грандиозного нагромождения нот вместо внятности,  ясности и прозрачности, свойственных бетховенским сонатам. И ещё Эмар необъяснимо грубо снимает ноты, обрывая их неоправданно резко и рано.

Прочитала в программке, что его первый диск – “Искусство фуги” – был отмечен разными премиями. Послушала. Мне понравилось больше Бетховена, но в сравнении с выдающимися фортепианными исполнениями Баха говорить тоже не о чем.

Tags: aimard, Мариинский, Эмар, музыка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments