Kcenya Hvostova (hvostova) wrote,
Kcenya Hvostova
hvostova

Categories:
  • Mood:

“Манон Леско” из Мет. 5 марта 2016

С трансляции прошло почти три недели, и ничем особенным она не впечатлила - только моим переоткрытием Роберто Аланьи, о котором я и хочу написать.

Scan_20160323

Оперные спектакли по режиссуре я в сегодняшнем моем состоянии делю на две группы: те, которые мешают слушать музыку, и те, которые не мешают. Если спектакль относится ко второй группе, я предпочитаю не задумываться над изысками режиссёра, декораторов, костюмеров и прочих участников постановочной команды, тем более если это позволяет музыкальная часть.

Я благосклонно отношусь к истории Манон Леско как основе оперного сюжета, поскольку нестройность оперных сюжетов вообще воспринимаю как данность и неизбежность, обусловленную первичностью музыки. Меня не смущает перенос действия куда-то или в никуда со всеми вытекающими последствиями: по-моему, обычно они несильно увеличивают степень абсурда в сравнении с первоначальной. При этом оперу Массне я люблю гораздо больше, и не только из-за музыки. Идеальная литературная основа для оперы, на мой взгляд, - сказки. Хотя и их умудряются испортить.

Нью-йоркский спектакль – типичный пример переноса действия куда-то-никуда, но при этом настолько в никуда, что сценическое пространство приобретает историческую конкретику только благодаря буклету и, кажется, словам режиссёра. Однако и после этого привязка к оккупированной Германией Франции отказывается сохраняться в голове и при первых же звуках музыки улетучивается туда, откуда внезапно и неожиданно свалилась. Но ярко. И сцена заполнена.

Кристин Ополайс мне скорее не понравилась, но, наверное, не столько сама по себе (хотя ни за что в её пении ухо не зацепилось настолько, чтобы захотелось послушать ещё), сколько в сравнении с партнером. Достойно, но невнятно и бледно. И вокально, и драматически. Тем не менее, не могу сказать, что её имя в афише меня оттолкнет.

Роберто Аланья покорил меня, не столько этой конкретной «Манон», сколько вообще тем, что я слушаю в последний месяц. Льющийся, мягкий голос завораживает, накрывает. Он мощный, но без педалирования силы, свободный, отличается полнотой. Я люблю, чтобы именно так звучал тенор в операх Пуччини. Для меня – идеальное сочетание.

И при этом абсолютно естественный, а не оперно-искусственный звук: такой я могу слушать бесконечно долго. Жаль, что не-любители оперы не знают, что её можно так петь и есть певцы, которые превосходно это делают. Наверное, если услышать Аланью, можно влюбиться в оперу.

И, по-моему, он в прекрасной вокальной форме. (Люди, не пойте Вагнера!)

Я даже подумываю, не сходить ли мне на трансляцию «Мадам Баттерфляй», хотя к ней безнадёжно равнодушна и там тоже Ополайс.

P.S. Антракты в трансляциях стали жутко занудными, и Гелб, с кем бы ни беседовал, нагоняет тоску. Я с радостью смотрю на Рене Флеминг и Джойс ДиДонато, но их давно не видать. И репетиции, при условии, что в них поют те, кто мне нравится, то, что мне нравится.

Tags: alagna, luisi, opolais, Аланья, Луизи, Манон Леско, Мет, Ополайс, Пуччини, классика, опера
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments