Kcenya Hvostova (hvostova) wrote,
Kcenya Hvostova
hvostova

Categories:
  • Mood:

“Аттила” в Мариинском-2. 17 декабря 2015

Я давно хотела послушать “Аттилу” с Ильдаром Абдразаковым, и поэтому, увидев его в декабрьской афише, купила билеты: никакой серьёзной конкуренции за мой кошелёк Мариинский театр в преддверии Нового года не создал. Млада Худолей в партии Одабеллы была дополнительным приятным бонусом, потому что и её я давно хотела послушать в каком-нибудь Верди. Худолей из афиши быстро исчезла, и вместо неё появилась Анна Маркарова, которую – я понимала – вряд ли на кого-то заменят. Грустно, конечно, слушать оперу Верди без сопрано, но всё равно ожидания в отношении спектакля были скорее оптимистичными.

Аттила

Итогом стал прекрасный вечер в музыкальном театре и приподнятное настроение по возвращении домой: трое из шести героев пели замечательно, один – лучше, чем ожидалось, одна – плохо, но предсказуемо, и при этом мне очень понравились хор и оркестр под управлением Сперанцы Скаппуччи. Несмотря на то, что Абдразаков в первом, кажется, акте, необъяснимо с ним разошёлся, а Гергалов расходился постоянно.

При этом постановка тоже такая, как я люблю в опере, – статичность, которая в той или иной степени погружает в пространство происходящего, при этом позволяет наслаждаться музыкой, не расходится с ней до необходимости закрывать глаза и не мешает исполнителям петь.

Возможно, для Абдразакова это был не лучший спектакль в плане яркости и выразительности пения, но всё равно он представил целостный и запоминающийся вокальный и драматический образ. Я очень люблю его мягкость, кантилену, объёмность и естественность – то, что я бы назвала в конечном счёте музыкальностью.

Сергей Скороходов – безусловно мой любимый тенор в Мариинском театре, и меня радует, что каждый раз, когда я слушаю его снова, он поёт лучше, чем в предыдущий. И что я ценю в нём больше всего – он поёт естественно и легко, не напрягаясь всю партию, чтобы спеть две-три-десять ударных нот, а понимая, что в каждом звуке, в каждом речитативе, в каждой фразе и есть смысл музыки.

В программке перед спектаклем я не обратила внимания, кто поёт Ульдино: им оказался Михаил Макаров, и он спел свою партию достойно.

Александра Гергалова я не люблю с одной из “Травиат”, где он был ужасным Жоржем Жермоном, таким, что я не могла узнать в его исполнении то, что знаю наизусть. То, что он изображал в “Аттиле”, пением тоже не назовёшь, но это не-пение было лучше, чем я ожидала. Хотя не возьмусь утверждать, что в данном случае плюсом было то, что его было слышно.

Анна Маркарова выдала отечественную вокальную школу в лучших традициях: трубный вой в верхнем регистре с диким вибрато при отсутствии межрегистровых переходов, сдавленным средним регистром и кошмарным нижним. Слушать невыносимо.

Но я, возможно, ещё пойду – на другую Одабеллу.

Tags: Абдразаков, Аттила, Верди, Мариинский-2, Маркарова, Скороходов, классика, опера
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments