?

Log in

No account? Create an account

[sticky post] To be myself is something I do well.

Подруга подарила на день рождения вот такую отрытку.
Скан_20160131
Ну это точно я за компом!

Happiness

Много ли человеку нужно для счастья?

Потерять что-то, расстроиться, почти забыть об этом, а спустя несколько дней найти внезапно на полке для обуви между ботинок, убирая квартиру.

До сих пор “Девушка с Запада” обходила меня (или я её) стороной. Видимо, это неспроста: я и не подозревала, что музыка Пуччини может быть так невообразимо скучна, занудна и немыслимо однообразна. Арии кажутся формальными и такими, что лишь бы что-нибудь петь, дуэтов как будто нет вовсе, не говоря о терцетах, ансамблях и хорах. Во втором антракте (оба были безумно длиннющие, растянув постановку на с трудом переносимых четыре часа) я всерьёз задумалась о том, чтобы уйти. Несмотря на то, что сюжет, в отличие от большинства опер в целом и опер Пуччини в частности, вполне удобоваримый и хорошо укладывается в стилистику Дикого Запада. Маэстро Армильято (Macro Armiliato) сказал в интервью, что оперу редко ставят, потому что она трудна. Мне кажется, дело не в этом. Есть много сложнейших опер, которые не сходят с афиш, которые часто ставят и плохо поют, но не устают делать это снова и снова. Сложность “Девушки с Запада” надумана и бессмысленна, не оправдана ни мелодичностью, ни драматургией. Меня зацепил только момент игры в покер, а всё остальное – мусор и хлам.

Кауфманн, наверное, хорошо пел и хорошо играл, но мне было грустно смотреть на него и слушать его в этой, ей богу, музыкально убогой, жалкой, вымученной опере. Эва-Мария Вестбрук олицетворяет собой всё то, что я терпеть не могу в академическом пении, и о том, что её я тоже обходила раньше стороной и что поёт она преимущественно вагнеровский репертуар (среди которого, правда, оказалась каким-то непостижимым образом Лиза из “Пиковой дамы”), ни разу не пожалела. Лючича слушать было тошно.

Нахимиченный, наэлектризованный дуэт Самсона-Аланьи и Далилы-Гаранчи с добавлением до терцета верховного жреца Дагона-Наури сделал этот вечер. И если раньше по поводу “Самсона и Далилы”, хотя я слушала оперу прежде, в голове были сумбур и хаос, после субботнего спектакля она стала полноценным кусочком моего музыкального сознания, очаровав не только известными ариями, дуэтами и хорами, но и чудесными прелюдией, интерлюдией, вакханалией, по-настоящему услышанными, кажется, только сейчас. Оркестр под управлением Марка Элдера, по-моему, отлично справился со своей задачей, создав замечательный образец французской музыки с пронзительными струнными и мягкими духовыми в лирических моментах, без умопомрачительного оглушительного грохота в третьем акте.

Постановка, конечно, странная (Дарко Тресняк), а располовиненный гигант в третьем акте – сущее чудовище, но не могу сказать, что мне не понравился весь этот эксцентричный скорее космический, чем древнееврейский антураж. Пожалуй, даже наоборот, однако я при этом не адепт спектакля: он лишь импонировал мне в этот вечер.

О музыкеCollapse )

Искусство идиотизма

Порезавший свою картину Бэнкси – отличный стёб по поводу толстосумов, обивающих пороги Сотби’c в погоне за ультрамодным, супер-современным и баснословно дорогим, которое ещё подорожает и принесёт горе-ценителю прекрасного большой куш. Раскромсавший свою “Девочку с шаром” вслед за прошедшим аукционом коллекционер потерял на своём эпатаже 40 тысяч фунтов – всю её стоимость. Что это, если не верх идиотизма? Современное искусство, которое в своём абсурде давно перещеголяло Кафку и к которому невозможно относиться иначе как к нагромождению постмодерна на постмодерн на постмодерн. Всё – чепуха и повод для сальных шуток, способ подёргать за усы достопочтенную публику.

Ну и в заключение: кто пойдёт на этот концерт?

Видимо, те, кто покупают Бэнкси за миллион фунтов или, по крайней мере, режут его за сорок тысяч. Отличают ли они Янсонса от Рахманинова?

“Аида” не принадлежит к числу моих любимых опер, скорее всего, в силу своей чрезмерной монументальности, как сюжетной, так и музыкальной. (К ней нередко прилагаются и солисты весьма внушительных размеров: в прошлый раз это были Аида-Людмила Монастырская и Амнерис-Ольга Бородина, в этот раз – Аида-Анна Нетребко и Амнерис-Анита Рачвелишвили с добавлением Радамеса-Александра Антоненко, который, как Паварротти, к сожалению, только выглядит). Тем не менее, с каждым разом я слушаю её со всё большим удовольствием, несмотря на то, что музыка позднего Верди не очень меня вдохновляет.

AidaCollapse )

К 90-летию со дня рождения Стэнли Кубрика в «Авроре» устроили ретроспективу его фильмов. Мы сходили на «Доктора Стрейнджлава», а буквально за день до этого мне попалась его цитату о сущности кино:

«Фильм должен быть похож скорее на музыку, чем на книгу. Фильм должен быть развитием настроений и чувств. Суть его, всё, что находится за эмоциями, раскрывается позже».

Гоголь – это и смешно, и грустно. Смешно, потому что смешно, а грустно, потому что за почти двести лет, прошедших с премьеры комедии, ничего не поменялось: непреходящая актуальность классики в случае с “Ревизором” – не фигура речи, а буквальность происходящего на сцене и его отношение к действительности пугают. И дело не только в никуда не девшихся и никак не изменившихся чиновниках малой и средней руки: фарсово-гротексный Хлестаков (Дмитрий Лысенков) правдив, убедителен и современен ничуть не меньше. Образ его поразительно живуч даже на фоне наших вечных казнокрадов. Несмотря на то, что “Ревизор” – комедия государственная, тема Хлестакова всегда казалась мне натуральнее: несёт человека, и он врёт, и заходит всё дальше и дальше, и даже не понимает, зачем и как это началось, и уже не контролирует себя – просто привычка. А ты ломаешь голову: почему, зачем, что правда, что ложь, и не находишь объяснения. И нет его.

Я сама встречала таких не единожды.

Гоголь и интернетCollapse )

Трёхчасовой балет кажется безумно коротким, если это летний «Дон Кихот» с Викторией Терёшкиной и Кимином Кимом. Ослепительный миг, промелькнувший яркой вспышкой и засевший маленьким осколком прекрасного воспоминания, вобравшим в себя всё, за что можно если не любить, то хотя бы принимать окружающий мир.

Жажда жизниCollapse )

Опера “Нос”

После Бранденбургских концертов спускались с Никитой по лестнице концертного зала. Он увидел афишу «Симона Бокканегры», спросил, пойдем ли мы на эту оперу. Я бросила, что в другой раз. Он поинтересовался, почему в другой, и тут споткнулся.

- Смотри под ноги, а то будет тебе опера!

- Какая? «Нос»?

Profile

hvostova
Kcenya Hvostova

Latest Month

November 2018
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by chasethestars