Белла Давидович

Пока изучала фортепианные концерты Сен-Санса, наткнулась на чудесное исполнение 2-го концерта Беллой Давидович. А потом послушала её Шопена: и баллады с экспромтами, и оба концерта: по-моему, это прекрасно. Живу теперь неделю с Шопеном.

Ну и вообще всю жизнь с ним.


Don Shirley

В праздники Никита уговорил нас посмотреть “Зелёную книгу”: вот мы, идиоты, раньше не поддались на его уговоры. Отличный фильм и совершенно бесподобный дуэт Вигго Мортенсена и Махершалы Али.

Я не слушала раньше Дона Ширли, и совершенно напрасно!

Живу с его ‘Drown in My Own Tears’ (‘Margie’, ‘One for My Baby’, ‘Stand by Me’, да и другие треки) и Гершвиным (инструментальная версия ‘The Man I Love’ прекраснее всех вокальных, что я знаю).

А вот упомянутая в фильме пластинка “Orpheus in the Underworld” у меня как-то не очень пошла.


“К берегам Антарктиды и Арктики” в Инженерном замке

Иногда я задумываюсь о своей идентичности. Кто я: убогий чухонец, житель северных широт, недоделанный европеец, сдержанный и холодный?..

Но умиротворённость и спокойствие полярных льдов, как выяснилось, действуют на меня завораживающе. Вечную мерзлоту, айсберги и бескрайние, пугающие бесконечностью просторы Новой Земли не так часто увидишь в живописи, тем более в таком количестве в одном месте. Есть в них что-то необычное и притягательное. Это как глубокий медленный вдох после учащённого, сбившегося дыхания.

Collapse )

Дейнека–Самохвалов в Манеже

Для меня это скорее история, чем живопись: не могу примириться с советской эстетикой. И чем дальше, тем большее неприятие она вызывает. “Москва-ква-ква”, “До свиданья, мальчики!” (Балтера), “Кубанские казаки” и “Свинарка и пастух” в одном флаконе.

Не моё, хотя любопытно и настроение поднялось, в большей степени, наверное, от забавности и некоторой несуразности происходящего: лёгкого налёта богемности слоняющихся по залам, получасового стояния в очереди (пересекая Исаакиевскую площадь, я наивно полагала, что истосковавшиеся по культуре люди оголтело рвутся только на колоннаду Исаакиевского собора) и кофе в “Гарсоне”.

Мне запомнились книжные иллюстрации, “Голубые сумерки” Самохвалова, “Зима” и “Парижанка” Дейнеки. Ни “Война”, ни “Труд”, ни “Спорт”, ни даже “Дети” не задевают никаких струн. Все время пытаюсь понять: люди действительно так жили и чувствовали или это всё-таки какая-то грандиозная мистификация, длящаяся почти 100 лет?

“Довлатов P.P.S.” в “Мастерской”. 02 января 2019

Спектакль по Довлатову начался по-довлатовски за несколько часов до: утром театр предупредительно прислал на почту напоминание о вечернем мероприятии с подробной инструкцией, как добраться. До сцены на улице Народной. Я проверила билеты, поскольку с “Мастерской” истории случаются разные. Всё-таки Моховая, 35. Через несколько часов прислали опровержение утренней информации с закрывающим лицо руками Дедом Морозом.

Collapse )

Дмитрий Шишкин и Константин Шамрай в КЗ Мариинки. 30 декабря 2019

Странное ощущение, когда хочется спать даже во сне. Ты просыпаешься оттого, что невыносимо хочется спать, и потом долго не можешь заснуть, пытаясь понять, как это началось и что происходит.

Год, закончившийся немного безумной смесью абсолютно романтичного Сен-Санса и предельно несерьёзного Гершвина, looked a little bit weird.

Год, начавшийся рассказами Довлатова на сцене Учебного театра, appears to become even more unpredictable.

Collapse )

Неделя с Сен-Сансом

Как многого я не знаю о музыке! Не представляю, почему я раньше не слушала фортепианных концертов Сен-Санса: они невыразимо прекрасны, настолько, я живу с ними неделю и совершенно не хочу расставаться. Видимо, с годами я становлюсь всё более неизлечимым романтиком.

Алексей Мельников в КЗ Мариинки. 13 ноября 2019

Ажиотаж вокруг пианистов нарастает к концу года, с приближением “Ликов современного пианизма”. В этом году сказываются, видимо, ещё и последствия Чайника, на котором конкурс пианистов, по-моему, вызвал нешуточную бурю страстей. Самое время вспомнить о концерте Алексея Мельникова, про который я до сих пор так и не удосужилась написать.

Конечно, привлёк меня в программе второй концерт Рахманинова (на конкурсе Алексей играл третий). Наибольшее удовольствие в результате я получила от “Тиля Уленшпигеля”, который по задору и озорству напомнил мне диснеевских “Тома и Джерри”. Малер, пожалуй, тоже пришёлся по душе. Сибелиус был хорош для начала.

А концерт Рахманинова показался сыроватым и немного рваным, состоящим из отдельных не очень связанных единством замысла фрагментов, некоторые из которых были прекрасны сами по себе (больше других мне понравилась вторая часть). Временами рояль умудрялся пропадать, что совсем уж странно. Хотелось бы услышать более зрелое исполнение.

30 декабря мы идём слушать Дмитрия Шишкина.

“Солярис”

Пересматривая фильмы Тарковского, которые теперь с завидной регулярностью при полном аншлаге идут на широком экране, я каждый раз ловлю себя на мысли, что открываю что-то новое. Не в нём, не в его кино, не в кино вообще – в себе. О себе.

Collapse )