?

Log in

No account? Create an account

[sticky post] To be myself is something I do well.

Подруга подарила на день рождения вот такую отрытку.
Скан_20160131
Ну это точно я за компом!

Сергей Юрский

- А кто? Кто реально приглашает тебя и жд1т? – спрашиваю я. И солнце греет всё сильнее, и не только плащ, но и пиджак уже расстёгнут. – Кто встречает тебя на вокзале и провожает в аэропорту? Кто смотрит и кто понимает то, что ты делаешь? Кто потребитель?

- Это разные вещи. Платят в конечном счёте те, кто имеет деньги: очень богатые люди… богатые государства. А понимают и принимают решения только… носы!

- ???

- Гоголь всё угадал. Нос! Нос – самый главный. Их на весь мир человек тридцать, эти носов. Я имею в виду – в нашем углу, в изобразительном – тридцать, не больше. Но, наверное, свои носы есть и в театре, и в кино. Вообще в любом деле появились НОСЫ. Они чуют ветер. Они смотрят всё. Они просеивают тысячи явлений, чтобы выбрать… сорок. А из сорока предъявить как заслуживающие абсолютного доверия- скажем, восемь. И в ту же секунду начинают просеивать новые тысячи. Нос летит на один день в Мельбурн, чтобы увидеть то, что ему заранее неинтересно, но он обязан это видеть. Нос смотрит внимательно и без расспросов. Решение принимает мгновенно. И его решение приводит в действие сразу все специальные счета богачей, тысячи всевозможных фондов во всех богатых странах, фондов, которые для того только и существуют и из которых другим способом копейки не вытянешь.

- А если ошибётся?

- Кто? Нос? Невозможно. Тогда он не нос. Тогда он исчезает. Ошибок больше нет. Всё правильно. Произошла великая перемена – искусство освободилось от зрителей.

- А зрители, стало быть, от искусства?

- Это как хотят. Полная свобода. Есть всё и на все вкусы, смотри что хочешь или ничего не смотри. Но твой выбор ни на что не влияет, всё расставлено. Каждый на своей ступеньке лестницы, и лестниц бесчисленное множество.

- Господи, жуть какая!

(“Почём в Париже картошка?”)

Я давно не читала столь грустной книги.

Самые мрачные догадки о том, что происходит у нас в политике, экономике, структурах власти и социальных институтах, если не подтвердились, то нашли поддержку у человека с несомненно более широким и системным историческим кругозором, чем мой собственный. То, что можно было списать на чрезмерный трагизм мировоззрения, привычку драматизировать, апокалиптичность сознания, становится всё более похожим на истину.

С пугающей скоростью мы скатываемся в самое дремучее русское средневековье с его разнузданностью опричнины, вопиющей необразованностью, оголтелым холопством, разгулом церкви и непреодолимой отсталостью экономики, лишь слегка припудренной технологиями и коммуникациями (в большей степени, конечно, последними). Безысходность в том, что сменяемость власти можно обеспечить только развалом государства, а его продолжающееся существование гораздо удивительнее нескольких неокончательных падений.

Неожиданно, что мы ни разу не отступали от избранного тупикового пути развития всерьёз. По крайней мере, мне казалось до этого, что просветы всё-таки были, – их иллюзорность стала мне теперь очевидна.

Утешительно в этой истории только не-одиночество, но куда с ним идти, кроме кухни?

Жить с Пастернаком

“Преодолевая отвращение, я подошла к кровати и сказала ей, что Борис Леонидович никогда не будет с ней встречаться и её дело безнадёжное. Советовала ей помыться и пойти к своим детям и предупредила, что если она будет ещё приставать к нему, то я ей отомщу: перевезу его вещи и его самого к ней и заставлю их жить вместе…”

(Из воспоминаний Зинаиды Пастернак)

“Он сообщил о своих новых стихотворениях так: “Я сказал в Гослите, что мне нужны параллельные деньги”. Вы догадываетесь, конечно, в чём тут дело? Ольга требует столько же, сколько Зина. Ему предложили написать новые стихи, чтобы том не кончался стихами из Живаго… Ну, он их и написал: 15 стихотворений. Я так разозлилась, что сказала стервозным бабским голосом, стервознейшим из стервозных: “Какое это счастье для русской культуры, Борис Леонидович, что вам понадобились параллельные деньги"!”

(Рассказ Ахматовой по воспоминаниям Чуковской).

Память

В середине января мы купили билеты в “Мастерскую” на “Преступление и наказание”. Я была уверена, что на 9 февраля, в 19.30 случайно обнаружила, что билеты были на сегодня.

Я даже не знаю, из-за чего расстроилась больше: из-за того что пропало 3000 рублей, из-за того что следующий спектакль только 27 марта, из-за того что посмотрела я так поздно, хотя ничто не мешало глянуть хотя бы утром, или из-за того что стали случаться такие проколы памяти.

Страшно, что они становятся не-случайностью, и обидно до слёз.

Drinking

Новогодние еловые лапы на подоконнике сменились цветами, подаренными по случаю дня рождения.

Конечно, лакать из вазы богемского стекла немного отдающую гнильцой воду из-под крана в окружении пяти стеблей с устрашающе торчащими шипами куда как приятнее, чем питьевую, стоящую под окном и обновляемую раз в день. Из миски-то любой дурак попьёт!

А уж если в одну из таких попоек весь натюрморт навернётся на пол, разобьётся вдребезги и по щиколотку зальёт кухню, так это будет просто незабываемо.

И по сему каждый раз, когда воды становится недостаточно, чтобы её достать, засовывая голову до предела, надо орать и демонстративно передвигать вазу лапой, недвусмысленно потренькивая когтями по стеклу.

Но сегодня роз прибавилось, и места для головы не осталось.

Weekend

Конец недели начался с бокала розового вина и “Рокового искушения” Софии Копполы. Не шедевр, но для утомлённого трехдневной рабочей неделей мозга годится.

Утро субботы (если принимать за него время, когда проснулся) началось феерично. За завтраком Никита уронил йогурт с шоколадом, который разлетелся по всей кухне. Конечно, пол был помыт, но тапки продолжали подозрительно прилипать. Вместо вожделенной чашки кофе я бодро его перемыла. Вокруг околачивался голодный кот. Надо признаться, для голодного кота он околачивался весьма ненавязчиво и деликатно, что, впрочем, не отменяло необходимости его покормить.

Кипящий Bialetti выскользнул из рук довольно неожиданно, перевернувшись в воздухе два раза и пролив по всей кухне теперь уже горячий кофе. Чудо, что никого не оказалось рядом. Я помыла пол во второй раз. Поняла: меня ожидают чудесный выходные!

Отдохнули – можно и поработать. Тем более что впереди вечерний выход на “Адриану Лекуврер”. Не шедевр, но чудесный повод развлечься.

И чёрт меня дёрнул заглянуть в билет чуть раньше, чем нужно выйти из дома! Йо-хо-хо: начало-то в 21.00, а не в 20.00.

То ли ещё будет…

Rolando Villazón. ‘Feliz Navidad’

Я люблю рождественскую музыку, трогательную, светлую, лёгкую, немного поднимающую над землёй, когда летишь куда-то (на работу, домой, в магазин?..) над припорошенным льдом в предновогодней толчее между суетливых прохожих, светящихся витрин и сверкающих гирлянд. Она приносит с собой густой запах свежей ели, пряного глинтвейна, скрип снега под ногами, треск поленьев в камине, дрожащие огоньки свечей в уютном полумраке, искрящиеся брызги шампанского, предчувствие любви и едва заметную, но хорошо знакомую грусть, в которой боишься себе признаться.


Tags:

Happiness

Много ли человеку нужно для счастья?

Потерять что-то, расстроиться, почти забыть об этом, а спустя несколько дней найти внезапно на полке для обуви между ботинок, убирая квартиру.

Profile

hvostova
Kcenya Hvostova

Latest Month

February 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
2425262728  

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by chasethestars