?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Раскопали с Никитой в библиотеке чудесную книжку Михаила Барановского. “Собачий вальс” называется.

Марик с папой ведут долгие беседы о том, заводить ли собаку, и какую, если заводить, плавно отклоняясь то вправо, то влево от главной темы.

- Ладно, – бурчит папа. – У тебя есть право на собственную точку зрения.

- У тебя тоже, – говорю примирительно. – Если ты не любишь маленьких собачек, давай возьмём не очень маленькую и не очень большую. Среднюю такую… Какую-нибудь таксу, например. А что, такса прикольная. Похожа на сосиску с ножками. И места много не занимает.

Папа говорит:

- Такса – норная собака.

- Не проблема, – отвечаю, – сделаем ей норку.

- Не в этом смысле, – говорит. – Она охотится за теми, кто в норках живёт.

- А что, за теми, кто не в норках, совсем не охотится?

- Нет, – утверждает папа. – Только за теми, кто в норках.

- Странно, – удивляюсь, – откуда ей известно, кто где живёт?

- Не знаю, – признаётся. – Вряд ли она у всех прописку проверяет. Наверное, ей инстинкт подсказывает.

Я спрашиваю:

- А кто в норках живёт?

- Кроты, бобры, суслики всякие… – перечисляет.

- Знаю, – говорю, – из них потом норковые шубы делают.

Папа ухмыляется:

- Из кого?

- Из тех, кто в норках живёт.

- Нет, норковые шубы делают из норок.

- Каких ещё норок?

- Это животные такие.

- Норки?

- Ну да.

- А где они живут?

- В норках. Норки живут в норках. Из норок делают шубы.

- А из бобров? – спрашиваю.

- Из бобров тоже, но не норковые, а бобровые.

- Это странно, – говорю. – Бобры же тоже в норках живут.

- Что в этом странного? – раздражается папа.

Тут и я не выдерживаю:

- Если все они в норках живут, почему шубы разные?!

Папа предлагает:

- Давай о чём-нибудь другом поговорим, а?

- Давай, – соглашаюсь. – Мне не нравится, что из животных делают норковые шубы. Мне и бобров жалко, и норок, и сусликов.

- Кому вообще нужны эти шубы?

- Женщинам, – отвечает папа.

- Жаль на женщин никто не охотится! – говорю.

- Точно, – поддерживает меня папа. – Столько норок можно было бы спасти!

Какое-то время мы молчим. Потом я спрашиваю:

- А какие ещё есть собаки, кроме норных?

Ну, – говорит папа, – есть охотничьи…

- На кого они охотятся?

- На разных животных?

- На бобров и норок охотятся? – подозреваю неладное.

- В том числе, – говорит.

Что-то я совсем запутался. Значит, такса – охотничья собака.

Папа кивает.

- Ты же сказал – она норная.

- Всё правильно. Есть собаки, которые охотятся, например, на медведей или на кабанов. Ты же с таксой на медведя не пойдёшь?

- Нет, – говорю. – Мне медведей жалко.

Папа вздыхает:

- А таксу тебе не жалко? С таксой на хорьков охотятся и прочих грызунов.

- Я знаю, – говорю. – Потом ещё из них шубы делают норковые…

- Мы же вроде договорились, что про шубы больше не будем?

- Да, – соглашаюсь. – Мне вообще охота не нравится. Какие есть ещё собаки, кроме охотничьих?

- Гончие, – говорит папа.

- За кем они гоняются?

- За зайцами, оленями…

- Гончие что, тоже охотничьи?

Папа чешет лоб:

- Выходит, что да.

- Как такса?

- Не совсем. Такса зайца никогда не догонит.

- Зачем его догонять? – спрашиваю. – Из зайцев что, тоже шубы делают?

- Не только шубы, – говорит папа. – Ещё и шапки.

- Бедные зайцы! Я бы никогда не надел шапку из зайца!

<...>

                         - 4 -

Зимой папа всегда следит за тем, чтобы я тепло одевался. Шарф – ещё куда ни шло. А вот шапка – это настоящее наказание. Кто вообще их придумал? Особенно из зайца? Я не знаю худшего изобретения. Человек в шапке выглядит, как чучело. А как её снимешь – волосы дыбом стоят, как соломенные. И ещё голова чешется. Зайцы гибнут ради каких-то дурацких шапок! У меня в голове это не укладывается!

- Когда я вырасту – ни за что не буду носить шапку, – говорю.

- Хочешь все мозги себе отморозить? – интересуется папа.

- Нет, – отвечаю, – верхняя часть головы у меня никогда не мёрзнет. Вообще! Мёрзнут только уши и нос. И то – не всегда.

- шапка для того и нужна, – говорит папа, – чтобы в частности уши не мёрзли.

- А как быть в частности с носом? – интересуюсь. – Получается уши важнее носа? Это какая-то глупость.


<...>

                         - 7 -

- Давай купим служебную собаку, – предлагаю папе.

- Зачем тебе служебная собака? – интересуется.

- Чтобы она меня защищала.

- От кого?

Я не стал ничего говорить про Пишу. Думаю, если бы рассказал, папа тут же отправил меня заниматься боксом или карате. А мне этого совсем не хочется. Хватит с меня и музыкальной школы.

- От хулиганов, – говорю. – И вообще… Сейчас столько психов развелось.

- Может, тебе записаться на бокс или восточные единоборства?

Ну! Так я и думал!

- Может, – продолжает, – вместо собаки нам стоить купить крокодила?

- Не смешно, – отвечаю.

- А я и не шучу! – говорит. Судя по всему, ему понравилась эта мысль. – Крокодил – это практически та же такса, – заявляет. – Только пасть побольше. Будешь гулять с крокодилом – никакие хулиганы тебе не страшны! А что, они прикольные – крокодилы.


<...>

                      - 12 -

- Тётя Лера считала, – говорит папа, – что детей надо готовить к неизбежным утратам постепенно. Для этого она подарила им кролика.

- При чём тут кролик?

- Тётя Лера предполагала, что уход из жизни кролика послужит детям как бы прививкой от шока перед неизбежным концом. Что его смерть будет поводом для серьёзного разговора на эту тему.

- Специально купила кролика, чтобы он умер у них на глазах и они об этом поговорили? – удивляюсь.

- Ну, как-то так… – соглашается папа.

- Чтобы дети увидели дохлого кролика и потом, когда умрёт тётя Лера, не сильно переживали?

- Вроде того, – отвечает.

- Но тётя Лера совсем не похожа на кролика.

- Это неважно. Главное, – говорит, – она хотела, чтобы дети задумались над смертью и поняли, что люди, как и кролики, не вечны.

- Ясно, – отвечаю. – Я только не понимаю, зачем она кролика купила.

Папа громко вздыхает:

- Я же тебе только что объяснил!

- Это я понял! – злюсь. – Почему именно кролика? Почему не собаку или кошку? Почему не черепаху или попугая? Почему именно кролика?

Папа запрокидывает брови на лоб и выпучивает глаза?

- Понятия не имею! – задумывается. – Возможно, потому что черепаха или попугая живёт намного дольше. К тому же этот Филипп [кролик] часто болел. Правда, ещё чаще выздоравливал… А тёте Лере не хотелось откладывать этот разговор в долгий ящик. Понимаешь?

Я киваю.

- А сколько кролики живут? – спрашиваю.

- Кажется, от силы лет пять.

- А сколько сейчас Филиппу?

- Точно не знаю, – говорит папа, – но значительно больше. Видимо, это какой-то кролик долгожитель.

- Странно, что он не умер в первые полчаса, как попал к ним в дом, – замечаю. – И как он себя чувствует?

- Прекрасно! – говорит папа. – Когда я был у них в последний раз, мы наблюдали, как он резвился…

- А если тётя Лера умрёт первой, – рассуждаю я, – то потом, когда умрёт Филипп, дети, наверное, уже не будут так сильно переживать из-за кролика?

- Думаю, нет, – соглашается папа.

<...>

                    - 16 -

- Вот вернёшься от бабушки с дедушкой, – довольно так ухмыляется, – а у тебя тут готовая мачеха.

Злит меня, похоже, специально.

- Не думаю, – говорю, – что так случится.

- Напрасно, – отвечает. – Только ей, наверное, будет немного за тридцать. К этому возрасту у женщин обычно заводятся дети или что-нибудь в этом роде…

- Дети?! Что угодно, только не это! – ору в ужасе.

- А что, дети – это прикольно, – спокойно так отвечает. – Не знаю только, куда мы их положим, – оглядывается по сторонам. – НА твоём диване все, пожалуй, не поместятся.

- Все?! На моём диване?! – не могу поверить, что он это серьёзно!

- Ну, – говорит, – спальных мест-то у нас немного.

- Ты сейчас шутишь или просто издеваешься? – спрашиваю.

- Да ладно, – подмигивает, – будет у тебя типа брат или сестра. Что плохого?

- Я говорю:

- Что-то я не совсем понимаю: ты решил свою личную жизнь устраивать или мою портить?

Молчит. Чувствую, стыдно ему стало.

<...>

Наша классная Зоя Фёдоровна говорит:

- Ещё, как вы знаете, у нас появилась замечательная традиция – родители устраивают для детей экскурсии на свою работу. Вот мама Вовы Мартынюка показала классу табачную фабрику. Теперь, когда ребята ознакомились с производством сигарет, узнали, из чего они делаются, сколько в них входит всяких вредных для здоровья человека веществ, они задумаются и, возможно, никогда не станут курить.

Мама Иры Зайцевой оглядывает родителей и интересуется:

- А на ликёро-водочном заводе у нас никто не работает?

Бабушка Вани Пархоменко её поддерживает:

- Ага, или в “Макдональдсе”. Вот пусть дети посмотрят, из чего эти гамбургеры лепят. Там же всё генетически модифицированное! От картошки до салфеток! Я как-то раз зашла с Ванечкой, так мне от одного запаха дурно стало! Никто там не работает?

Зоя Фёдоровна продолжает:

- Да, так вот. Мама Ани Свириденко отвела класс в противочумный институт, рассказала о различных инфекционных заболеваниях. Очень интересная и познавательная получилась экскурсия, думаю, дети поделились с вами впечатлениями.

- Хорошо, что они с нами инфекционными заболеваниями не поделились, – ворчит чья-то мама.

Зоя Фёдоровна говорит:

- Папа Серёжи Фролова, например, прораб. Папа Серёжи Фролова здесь? Нет? Вот, кто нужен, того никогда нет. Ну ладно. Он показал детям, как строится жилой дом. Тоже очень познавательно.

Мама Иры Зайцевой тут же вставляет:

- Да, столько новых слов узнали…

- Ой, перестаньте, – говорит бабушка Вани Пархоменко, – можно подумать, они до стройки этих слов не знали. От слов ещё никому плохо не было, в отличие от гамбургеров.

- В общем, нужно наметить следующую экскурсию, – говорит Зоя Фёдоровна. – Родители, кто где работает? Признавайтесь! Кто ещё может показать ребятам что-нибудь интересное? Родители? Что вы замолчали?

- Зоя Фёдоровна, что вы на меня смотрите? – возмущается папа Оли Ворониной. – Я урологом работаю в шестой больнице. Я не против, пожалуйста. Если вы настаиваете…

Классная поворачивается к папе Лизы Горбуновой:

- А что у вас?

Папа Лизы Горбуновой только усмехается:

- Что у меня? У меня кладбище на юго-западе…

- Понятно, – сухо отвечает Зоя Фёдоровна и тут же обращается к моему папе:

- А вы где работаете?

Папа говорит:

- К сожалению, я сейчас временно нигде не работаю.

- Временно вам сочувствую, – злится Зоя Фёдоровна.

- Но недавно мы взяли щенка из собачьего приюта. Так что, если детям интересно, пусть приходят на него посмотреть.

Profile

hvostova
Kcenya Hvostova

Latest Month

November 2017
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by chasethestars